Воскресенье 17 февраля 2019 года
Главная Третьяковка Эрмитаж Русский музей Художники По старым страницам... Библиотека Это интересно... Колонка редактора

Что считать разновидностью почтовой марки?

Однажды я оказался свидетелем одного спора между филателистами по вопросу: что такое разновидность почтовой марки. Следует ли её считать полноценным коллекционным материалом, включать в каталоги и, наравне с основными марками; представлять на общественные выставки?

Один из спорящих безоговорочно признавал и горячо защищал все разновидности, понимая под разновидностью любую марку, чем-либо отличающуюся от основной, включая сюда и типографский брак. Его оппонент, наоборот, начисто отрицал все разновидности и считал, что филателисты должны заниматься коллекционированием только основных марок. Он утверждал, что все так называемые «разновидности» не что иное, как выдумка отдельных лиц, которые свои личные вкусы пытаются узаконить и навязать другим коллекционерам. Третий филателист, принимавший участие в разговоре, занимал среднюю позицию: он был готов признать только определённую часть разновидностей, носящих, как он говорил, «объективный характер». Этот спор мне показался интересным и даже принципиальным.

- Собирать основные почтовые марки - дело не хитрое! - говорил защитник разновидностей. - Все они заметно отличаются одна от другой. Имеют свой рисунок, цвет, номинал, размер, форму. Но встречаются почтовые марки, которые по своему внешнему виду вроде ничем не отличаются друг от друга. Однако любознательный филателист при внимательном рассмотрении обнаружит в них определённые отличия. Вот эти отличия и определяют разницу между основной маркой и её разновидностью.

- Этот любознательный филателист должен пользоваться при этом микроскопом? — не без иронии спросил оппонент.

- Нет, эти отличительные признаки можно обнаружить и обыкновенным глазом. Я могу назвать их. Это: - качество и цвет бумаги - плотная и тонкая, с водяным знаком и без него, белая, серая, желтоватая и т. д.;

- характер и размер зубцовки - с зубцами и без зубцов, с зубцами крупными или мелкими, комбинированная зубцовка и др.;

- размер рисунка - эта разница обычно не превышает 1 - 1,5 мм;

- детали рисунка - разные «типы» марок - различные начертания цифр и букв, различное их расположение на рисунке, разная ширина рамки и т. д.;

- рисунок водяного знака или его расположение;

- оттенки основных цветов - синий, темно-синий, ультрамариновый и т. д.;

- состав и цвет клея;

- дефекты полиграфического производства, которых пет на основных марках, - перевёрнутая или двойная надпечатка, двойной оттиск, сдвинутый или «пропущенный» фон, сдвинутый или перевёрнутый центральный медальон, сбитые отдельные буквы или цифры, пропущенная перфорация и т. п.

Так вот после того как на марках обнаружены те или иные отличия, необходимо установить, какие признаки определяют основную марку и какие - её разновидности. А затем, так как обе марки выпущены почтой и, значит, обе совершенно законны, их следует включать в каталог и представлять на выставках.

- У меня одна марка довольно долгое время случайно пролежала на свету и выцвела. Для вас, наверное, она была бы редчайшей разновидностью! - бросил оппонент.

- Извините меня, но если вы так упорно не хотите замечать никаких отличительных признаков на марках, значит, вы просто собираете «картинки»! — горячился защитник разновидностей. - Нельзя же забывать, что некоторые из указанных мною признаков отличают не только основные марки от их разновидностей, но и марки отдельных самостоятельных выпусков, тоже весьма схожих между собой по внешнему виду. Вспомним хотя бы некоторые стандартные выпуски наших советских марок. Например, выпуски почтовых марок, получивших общее название «Первый стандартный выпуск марок СССР». В действительности, этот «Первый стандартный» состоял из ряда совершенно самостоятельных выпусков, выходивших в разное время и имевших свои, не очень заметные, но всё же определённые отличия. Известно, что первый выпуск этих марок проходил с октября 1923 г. по январь 1924 г. и печатался литографским способом, второй выпуск - с февраля 1924 г. по январь 1925 г. и печатался типографским способом. Клише для второго выпуска делались с оригиналов рисунков первого выпуска, но имели свои отличия (характерные признаки марок этих выпусков указаны в каталогах ГФК). Кроме того, второй выпуск имел марки высоких номиналов, которых не было в первом: в 2, 3 и 5 руб. Последующие выпуски этих стандартных марок также выходили в разное время и имели свои отличительные признаки.

- Простите, простите, но это не разновидность! - запротестовал оппонент. - Это отдельные официальные выпуски марок. Мы с вами говорим о другом - о разновидностях, которые вы произвольно «выявляете» среди марок внутри одного выпуска и происхождение которых вы объяснить не можете; и это не удивительно, так как появление их - чистейшая случайность: не тот сорт бумаги, не тот клей, не тот оттенок! Да я вам покажу марки разных оттенков, расположенные на одном марочном листе. Объяснение несложно - простая небрежность печатника, неодинаковая густота типографской краски - и всё! А вы сразу - «разновидность»! «Редкость»! В каталог её! Несерьёзно это...

- Я тоже могу показать вам марки разных оттенков, взглянув на которые, можно совершенно определённо сказать, что это не разная густота одной типографской краски, а совершенно другая краска, что, возможно, указывает на новый тираж...

- Ни на что это ещё не указывает! - не сдавался оппонент. - Возможно, краска на вашей разновидности действительно оказалась другая. Не хватило при печати одной краски - пустили другую. Какое это всё имеет отношение к основной задаче филателии - знакомству по почтовым маркам с историей, политическим и социальный укладом жизни той или иной страны, с её культурой и искусством, географическими и этнографическими особенностями, флорой, фауной и т. д.? Никакого значения все эти ваши «тонкости», еле заметные «отличия» для существа содержания коллекций не имеют. Любая тематическая коллекция с исчерпывающей полнотой раскрывается в марках основных выпусков, а всякие полиграфические «уродцы» лишь засоряют экспозицию.

- Не спорю, для отдельных видов филателистического коллекционирования некоторые разновидности, видимо, не имеют значения, — согласился защитник разновидностей. - Но смею вас уверить, что эти не признаваемые вами разновидности могут рассказать филателистам очень много интересного, особенно тем, которые собирают систематические коллекции и изучают историю самой почты. И вы как филателист должны знать, что некоторые выпуски марок имели дополнительный тираж. Его, конечно, нельзя считать самостоятельным выпуском, хотя в ряде случаев марки нового тиража имели свои отличительные признаки: другая бумага, разница в размере рисунка, другие оттенки цветов и т. д. Вызывалось появление дополнительных тиражей» разными причинами: новый, специальный заказ, преждевременное истощение основного тиража, гибель основного тиража или части его и т. д. Все эти факты совсем небезынтересны для филателиста и бесспорно являются страничкой в истории почты.

- Не все эти «странички» заслуживают внимание филателистов, - возражал оппонент. - Стоит ли, например, поддерживать чисто коммерческие тенденции некоторых почтовых ведомств, выпускающих пресловутые беззубцовые марки?

- Не знаю, о выпусках каких именно беззубцовых марок вы говорите, - продолжал защитник разновидностей. - Первые выпуски почтовых марок в большинстве стран были беззубцовыми (перфорационные машины появились позднее) и этим отличались от последующих выпусков, имевших тот же рисунок, но уже прошедшим перфорацию. В более поздние годы появление беззубцовых марок вызывалось другими причинами. Были случаи, когда почтовое ведомство той или иной страны не успевало напечатать и отперфорировать марки, приуроченные к какому-либо памятному дню или знаменательному событию. Тогда в памятный день на почту срочно доставлялась небольшая часть тиража в неперфорированном виде (без зубцов), а через некоторое время, закончив печатание и перфорацию всего тиража марок, их выпускали обычным порядком. Как правило, почтовые ведомства избегают выпускать для почтовых целей беззубцовые марки, так как пользоваться ими менее удобно, чем перфорированными. Однако такие факты всё же имели место и бесспорно вошли в историю почты. Иногда одновременно с зубцовыми марками сравнительно небольшим тиражом выпускаются беззубцовые марки того же рисунка и номинала. Их выпуск имеет больше памятный, сувенирный, чем почтово-служебный характер. В этом случае выпуском беззубцовых марок почтовое ведомство выражает как бы своё особое внимание к событию, в честь которого выпускаются марки. Сам по себе факт такого отступления от общего правила представляет интерес для филателистов, собирающих как систематические, так и тематические коллекции.

Здесь в разговор вступил третий филателист. Он сказал примерно следующее:

- Я признаю только те разновидности, о которых знала почта, когда выпускала их, и официально объявила об этом. Я признаю и беззубцовые марки, за исключением тех беззубцовых, которые выпускаются малыми тиражами в дополнение к каждой новой выходящей марке или серии марок. В некоторых странах такие искусственные «редкости» создаются в дополнение к каждому выпуску. Никаких исторических или памятных моментов выпуск подобных беззубцовых марок не отражает.

Я не считаю также разновидностью марку, отличающуюся от основной размером рисунка, если эта разница в размере произошла вследствие неравной усадки бумаги, которую перед печатью смачивают. Это явление чисто случайное. Марку, отличающуюся от основной своей зубцовкой (линейная, гребенчатая), я признаю разновидностью, имеющей филателистическую ценность, только в том случае, если эта разница является свидетельством дополнительного тиража марок и этот факт может быть документально доказан. Недопустимо считать разновидностью пробные марки, которые, к со¬жалению, иногда попадают даже в каталоги. Коллекционировать пробные марки можно, но это будет уже особый вид коллекционирования, имеющий специфический характер и свои задачи.

Я не признаю «разновидности», появившиеся в результате типографского брака: не к месту стоящие на марке точки, чёрточки, кавычки или отдельные сбитые буквы и цифры, двойные и тронные оттиски и надпечатки, пропуски перфораций, «новые» оттенки цветов марок, которые получились в результате различной густоты типографской краски. Всякий типографский брак - случайность. Так почему же её надо каталогизировать и узаконивать как полноценный филателистический материал, чуть ли не как редкость?! Итак, - подвёл итог филателист, - настоящей разновидностью я считаю только ту, которая действительно отражает какой-то определённый исторический момент в развитии почты, а не является результатом случайности, типографской небрежности или искусственно созданной «редкостью». Подлинность разновидности всегда должна быть доказана документально.

Соображения этого коллекционера мне показались наиболее убедительными, и я готов был с ними согласиться. Но тут в разговор снова вмешался защитник разновидностей.

- С вами спорить почти невозможно, - сказал он, - На вашей стороне логика, вы гарантированы от случайных ошибок. Конечно, без ошибочнее и, если хотите, академичнее собирать только те марки и их разновидности, которые имеют точную и выверенную родословную. Однако нельзя забывать, что происхождение даже некоторых основных марок нами до конца ещё не изучено, а что касается разновидностей, то здесь вообще очень много белых пятен и нераскрытых тайн. Поэтому вряд ли надо сразу отбрасывать ту или иную разновидность только потому, что её происхождение не установлено. Надо обязательно попытаться установить его.

Одна из главных задач филателии - изыскательская работа. Она придаёт коллекционированию большое познавательное значение и поднимает его до общественно - полезного дела. Вот почему я полагаю, что позиция «непогрешимости» - ещё не самая лучшая позиция. Признавать то, что признано и документально обосновано другими - нехитрое дело. Куда почётнее и полезнее самому раскрыть и исследовать новую, доселе неизвестную страничку в истории почты. Можно, конечно, изучать историю только по основным её этапам, скажем, историю почты — по основным выпускам почтовых марок, но индивидуальную окраску, неповторимое своеобразие любому явлению придают отдельные характерные детали, частные моменты и даже некоторые «отступления» от общих правил, вносящие, если хотите, поэтическое, легендарное начало в строгий рисунок исторической закономерности. Вот почему я за разновидности и, конечно, за постоянные и настойчивые поиски и исследования.

На этом спор по существу и закончился. Каждый, видимо, остался при своём мнении. На следующий день я встретился ещё с одним филателистом, пересказал ему спор и сказал, что сам думаю по этому поводу.

- Если я правильно вас понял, - сказал он, - вы тоже не признаёте за полноценную разновидность марку с типографским браком?

- Да, конечно! - решительно ответил я.

- Но в Вашей коллекции я видел марку, возникшую в результате явного типографского брака!

- Это какую-же?!

- А марку в 70 руб. из «Первого стандартного выпуска марок РСФСР» 1922 г. Обычная марка в 70 руб. лилового цвета, а эта оранжевая - точно такая, как марки того же выпуска, но номиналом в 100 руб. Это же типографский брак! При печати листа 100-рублёвых марок, состоящего из 25 отдельных клише, наборщик по ошибке сунул одно клише 70-рублёвой марки. Вот так появилась эта необычная по цвету марка. Типографский брак и больше ничего!

- Постойте, - запротестовал я, - но эта марка была принята почтой, она имела хождение! её отличие почтой отмечено и узаконено!

- В этом я совсем не уверен. Может быть, вы скажете, по какой цене она продавалась на почте, - по 70 или по 100 руб.? Вам известно какое-либо официальное распоряжение почты об этой марке?

- Я специально не изучал этого вопроса и не могу вам сейчас ответить...

- Я тоже не изучал, - сказал мой собеседник, - поэтому нам трудно закончить этот спор. Но в одном я с вами полностью согласен: в истории почты, почтовых марок существует ещё очень много неясного, и наша задача выяснить эти неясности и создать в филателии твёрдую научную основу.

Да, спор по поводу 70-рублёвой марки не закончен. Может быть, нам кто-нибудь поможет решить его? А заодно и выскажется по существу затронутых вопросов.

В.СКРИПИЦЫН

Журнал «Совеский коллекционер», 1964 год, № 2, страницы 92 - 96

Главная Третьяковка Эрмитаж Русский музей Художники По старым страницам... Библиотека Это интересно... Колонка редактора
Вся представленная на сайте информация носит справочно-информационнный характер, и ни в коем случае не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Дизайн-студия Kvp-Plus © 2016 - 2018